Вы здесь

Тюремщик устраивал пытки в российской колонии, а теперь скрывается в Украине

Иллюстрация Yehor Hryb / Заборона

Российские правозащитники, осужденные и их родственники утверждают, что исправительная колония №14 в Нижегородской области России — это пыточная, которую создал ее бывший начальник Василий Волошин. В 2015 году его объявили в международный розыск — но не за пытки, а за незначительные экономические преступления: незаконную вырубку леса и кражу тюремного имущества. Сначала Волошин скрывался на Северном Кипре, а потом приехал в Украину, где его задержали. Журналисты Забороны выяснили, что недавно Волошина отпустили из СИЗО — он живет в Киеве и спокойно перемещается по стране. 

Предупреждение: в материале описываются сцены пыток и насилия. 

Зимой 2014 года заключенные российской исправительной колонии №14 в Нижегородской области готовились к ужину. Они стояли на улице во дворе и ждали, когда их впустят в столовую. Вдруг из барака вышли приближенные к администрации осужденные — там их называли "активистами" — и пронесли в медицинскую часть заключенного Мираза Джавояна в полуобморочном состоянии. Мужчина хрипел, из одежды на нем были только штаны, по всему телу — синяки. Больше всего досталось ступням: их разбили черенком лопаты.

Уже в медчасти колонии "активисты" включили видеокамеру и пытались добиться от Джавояна признаний, что травмы он получил оттого, что "просто упал". Чтобы привести его в чувство, Джавояна напоили сладким кофе из спринцовки. Но он только что-то бессвязно бормотал, а вскоре после прихода медиков умер. Как вспоминали другие заключенные, Джавояна избивали почти каждый день.

Приказ извлечь из полумертвого человека ложные показания с помощью сладкого кофе отдал начальник колонии Василий Волошин. Именно его российские правозащитники называют архитектором сформированного в ИК-14 режима. Здесь издевались, били, калечили, а также убивали заключенных.

"Сынки Волошина"

Начальник исправительной колонии №14 Волошин построил систему, при которой сотрудники "не пачкают рук": жесткий порядок поддерживали заключенные, приближенные к руководству. Их называли "активистами" или "сынками Волошина" — а они его, как говорили другие заключенные, "паханом". 

Иллюстрация: Yehor Hryb / Заборона

"Активистам давали конкретные задачи. Сами они инициативу, как правило, не проявляли", — рассказывает Забороне юрист российской правозащитной организации "Комитет против пыток" Сергей Шунин.

Над заключенными начинали издеваться, как только их привозили в колонию: все передвижения бегом, голова опущена, избивали просто так. В одном из помещений, говорит Шунин, в потолок вбили крюк, на котором людей подвешивали вниз головой, словно боксерскую грушу, и били. Тем, кто держался гордо и показывал характер, заматывали скотчем руки и ноги, били палкой по ступням и засовывали черенок лопаты, швабры, или резиновый шланг в задний проход. На жаргоне это называется "опустить" — худшее по "тюремным понятиям" унижение. 

Заключенных сводили с ума бессмысленной тяжелой работой: заставляли чистить раз за разом один и тот же писсуар, зубной щеткой тереть лед во дворе, весь день трамбовать землю огромной колодой, носить воду с первого на второй этаж, выливая ее в канализацию, вдесятером возить по территории воз или тракторный прицеп, груженый песком или камнями.

Пытки и убийства списывались на несчастные случаи. Доказательства подделывали. Например, осужденный, работавший в медчасти, вспоминал, как по указанию руководства подменял рентгеновские снимки. В 2013 году он сделал осужденному рентген, который показал переломы ребер, но начальник оперативной части Алексей Ничивода сказал ему "не показывать врачам, подменить снимок, а этот принести ему в кабинет". На следующий день заключенный умер.

Иллюстрация Yehor Hryb / Заборона

Или другой случай: редактирование посмертных фотографий узника Александра Калякина в фотошопе. Поддельные фотографии Волошин использовал для документирования обстоятельств смерти мужчины, которая якобы наступила в результате несчастного случая. Отец Калякина, когда получил тело сына, увидел многочисленные телесные повреждения, из-за чего обратился в "Комитет против пыток".

С 2011 по 2015 годы правозащитники получили 184 жалобы от осужденных и их родственников. Пытки, сексуальное насилие, вымогательство денег и психологическое давление — все это совершали "активисты", которые действовали по указанию или с ведома Василия Волошина, или же при его непосредственном участии.

Федеральная служба исполнения наказаний России была вполне довольна результатами работы тюремщика. Считалось, что это прекрасная, образцово-показательная и "по-настоящему режимная" колония. Сообщения о насилии и пытках правозащитники получали в течение многих лет, но привлечь кого-то к ответственности не удавалось: заключенных, которые писали жалобы, запугивали, чтобы те отказались от своих слов, а сотрудники администрации уничтожали доказательства. Так, один осужденный-активист вспоминал эпизод, когда после очередной смерти в колонии Волошин посмотрел видеозапись последних часов жизни избитого заключенного и уничтожил ее. 

Родственники заключенных, пострадавших от действий Волошина, вместе с "Комитетом против пыток" даже создали сайт, где выкладывают факты о его деятельности в колонии и предлагают вознаграждение за информацию о его местонахождении. 

"Там и половины нет, что про него говорят"

Василий Волошин родом из Украины — он родился в селе Кугаевцы, в 90 километрах от Хмельницкого. В 1989 году уехал оттуда за несколько тысяч километров — в Приморский край, где около месяца проработал в совхозе. А уже в следующем году Волошина забрали в армию. 

В родном селе осталось не так много людей, которые помнят Василия Волошина молодым. Пожилая пара, живущая недалеко от дома семьи Волошиных, немногословна: был такой парень, уехал давно, а чего уехал — не знаем и не помним. Версию о том, что Волошин что-то натворил в селе, из-за чего и сбежал на другой конец СССР, отметают — мол, парень был хороший и работящий, ничего плохого за ним замечено не было. 

"Я вам ничего про него не скажу, я боюсь, — говорит другая соседка Волошиных. — Тут вам про него ничего не расскажут. Кто боится, кто не знает. Хотя рассказывают между собой разное, да и я читала в интернете [про обвинения в его адрес]"

Мама Василия, Мария Волошина, так и живет в Кугаевцах, в небольшом доме с участком. Она неохотно отвечает на вопросы: хороший сын, уехал, потому что пошел служить в армию. Потом работал "полковником на зоне" и ушел на пенсию [Волошину сейчас 49 лет]. А руководство, по словам матери, хотело, чтобы он и дальше работал.

— Вы знаете, что его обвиняют в преступлениях? — спрашивают журналисты у Марии. 

— Знаю, чего ж не знаю. Той х***и всякой — что угодно можно наговорить. Там и половины нет всего, что про него говорят"", — отвечает мать Волошина. 

— А про пытки вы что-то слышали? Что из-за него люди умирали? 

"— Не знаю, такого не бывало и не было, а если бы такое было, то его бы посадили: что он, спрятанный в карман? Ходит человек по миру. Всякую х***ю рассказывают. Ерундой занимаются. Обвиняют, что убивал. Если бы убил, то посадили бы.

Разговаривать дальше Мария Волошина не хочет: она резко закрывает калитку и уходит во двор.

Уголовное дело за нарды

Пока Волошин руководил колонией, правозащитники получали все больше жалоб, и ФСИН уже не могла игнорировать их. По факту смерти двух заключенных от побоев осенью 2015 года возбудили уголовные дела. Потом еще — за мошенничество и изнасилование. 

Иллюстрация Yehor Hryb / Заборона

Самого Волошина отстранили от должности, а после на него завели уголовное дело — но не по факту пыток, а за незначительные экономические преступления. Тюремщика обвинили в "присвоении чужого имущества с использованием служебного положения". По версии следствия, он приказывал заключенным изготовлять для себя предметы мебели и деревянные изделия: диваны, кресла, детскую кроватку, шкатулки, нарды, хлебницы и картины. Все это Волошин вывез из колонии летом 2015 года. Еще одно уголовное дело против экс-начальника колонии возбудили из-за незаконной вырубки 165 деревьев, которую "осуществили осужденные по указанию администрации".

При проверках в колонии нашли сауну с помещением для отдыха, которые не числились на ее балансе, а также запрещенные стационарные компьютеры, диски, ноутбуки, DVD-плееры и другую технику. Во дворе колонии были незарегистрированные ножи, палки с заостренными металлическими стержнями и шашлычный набор с шампурами.

Сразу же после предъявления обвинений Волошин бежал на Северный Кипр. Дело в том, что Россия не признает Турецкую Республику Северного Кипра, поэтому правового механизма экстрадиции оттуда нет. Волошина объявили в международный розыск. 

Скриншот с YouTube

Сергей Шунин из "Комитета против пыток" рассказывает, что на Кипре Волошин не бедствовал: оформил вид на жительство, привез жену с двумя малолетними детьми и занялся бизнесом, который был оформлен на третьих лиц. Кроме того, он якобы получал доход от недвижимости, ранее принадлежавшей заключенным колонии №14 — ее переоформили на Волошина через лояльные агентства недвижимости. Об этом правозащитникам рассказали пострадавшие, которые были вынуждены отдать свое жилье или переехать в более скромные квартиры. 

Из Северного Кипра Волошин почему-то решил уехать в Украину, где его и задержали в марте 2020 года совместными усилиями "Интерпола", полиции Северного Кипра и Украины. Его поместили в Лукьяновское СИЗО, и, как видно из ролика "Настоящего времени" он содержался там в улучшенных условиях. Министерство юстиции подтвердило Забороне, что Волошин действительно содержался в Лукьяновском СИЗО. 

Российская сторона требовала экстрадиции тюремщика. На судах, как выяснила "Заборона" из реестра судебных решений, защита Волошина утверждала, что его преследуют по политическим мотивам: якобы в 2014 году, когда началась российская агрессия против Украины, Волошину предлагали получить российское гражданство. Он отказался, попал в опалу и поэтому сбежал. Однако у Волошина и так было российское гражданство, когда он работал в колонии. Когда его задержали в Киеве, у него изъяли паспорт гражданина РФ. Поэтому судью эта версия не убедила. Сергей Шунин не исключает, что Волошин приехал в Киев как раз для того, чтобы сменить гражданство на украинское. В таком случае экстрадиция бы ему точно не грозила. 

Без домашнего ареста

Волошина отправили под домашний арест в марте 2021-го. Дальше тишина: никаких постановлений и решений в реестре. Волошин сейчас спокойно передвигается по стране. В начале апреля он был в Кугаевцах: приехал на похороны племянника, что подтвердили нам и соседка Волошиных, и его мать. А уже через несколько дней, по словам той же соседки, Волошины уехали в Хмельницкий на свадьбу сестры Василия. Сейчас, говорит Мария Волошина, ее сын живет в Киеве — мать говорит, что работает, но не уточняет, где. Вместе с ним в Киеве находятся жена и дети. 

Юрист Алексей Скорбач говорит "Забороне", что украинская прокуратура могла закрыть дело. 

"Его же обвиняют не в пытках и убийствах, а в достаточно мелких преступлениях. Поэтому, скорее всего, действительно истек срок, Волошин освободился от домашнего ареста и очень вероятно получил украинский паспорт согласно 8 статье Закона Украины "О гражданстве Украины". Его адвокаты в суде отмечали, что по происхождению он украинец, здесь живут его родственники и он обращался в Миграционную службу Украины по поводу получения гражданства", — говорит Скорбач.

"Заборона" направила запросы Генеральной прокуратуре Украины и Генеральному прокурору Российской Федерации, чтобы узнать, действительно ли истекли сроки привлечения к ответственности Василия Волошина и на каком основании украинская прокуратура отказала в экстрадиции. Ответа пока нет. В МВД Украины предоставить информацию изданию отказались, ссылаясь на то, что дело ведет прокуратура, а также на Закон Украины "О защите персональных данных". 

Материал создан при поддержке Медиасети

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.