Вы здесь

"ОМОН только подойти, въ*бать в спину с ноги может и поржать". Новый слив

Глава минского наркоконтроля Александр Сазонов / Еврорадио

30 марта инициатива экс-силовиков опубликовала очередной "слив". На записи человек с голосом, похожим на голос начальника минского наркоконтроля Александра Сазонова, обсуждает с подчинёнными протесты в Беларуси.

Запись сделана ещё в конце августа — то есть в разгар уличных акций. Ещё до того, как власти всерьёз принялись "закручивать гайки".

Еврорадио приводит текст общения человека с голосом Сазонова. Мы сохранили особенности речи спикера, в том числе нецензурную лексику и речевые ошибки, чтобы вы прочувствовали манеру общения в силовых структурах.

Мы прослушали другие записи с голосом Сазонова. Тембр и интонации действительно похожи на те, которые звучат в очередном "сливе".
 

"Это как на войне"
 

Александр Сазонов: Первая схватка была, вот первая схватка была когда напротив Дворца спорта, первая была вот эта. Где люди начали нападать, не милиция.

— Не-не-не.

Александр Сазонов: После этого отдали команду хватать всех. А хватать всех, я вам рассказываю как… Это как на войне. На войне тоже не разберёшь, кто свой, кто чужой. Вот наступала армия, тоже погибало немало мирных жителей и с нашей стороны, и с немецкой стороны. Гасили всех. То же самое здесь. Вот я эфир каждый день слушаю наш, да. Команда идёт: бл***, зачистить, бл***, Немигу. Начинают машины патрулировать: видят, бл***, группа собралась 30 человек, 20 человек. Чего вы там, ху** собрались, так? А тактика ведения на сегодняшний день вот этой революции — это вот этими группками кучковаться и разбрасываться, измотать милиционеров.

Вот они, я вам расскажу про "Ригу", да. На "Риге", когда они собрались там. Их начали всех гасить. После этого разбежались по дворам. Начинают прочёсывать местность, хватают по два, по три. Попали и невинные. Вышел с магазина — схватили. Наши говорят: поехали на Окрестина, бл***.

Рассказывали: лежит дед, бл***, какой-то, и у деда сумка, бл***, а в сумке что-то шевелится, нах**. Спрашивают: дед, чё ты тут сидишь, бл***. Да, бл***, говорит, с рыбалки ехал. А что у тебя там шевелится? Лещи, бл***, ещё живые, говорит, ещё не сдохли. Ну то есть попадают до такого даже маразма.

Может быть, система была неправильная по вот этому, ну, отсеиванию, образно говоря, да? Вот отсеять, бл***, кто там был, кто не был. Ну попробуй отсеять, когда все говорят там: я стоял. Все говорят: я стоял.

— Все-все!

Александр Сазонов: Я задаю вопрос розыску: сколько вы человек вот в этой массе изобличили как эти… Организаторы, кураторы там и тому подобное. Ну, я так дальше спрашивал, когда был первый хапун. Он говорит, бл***, а как их изобличить, они все говорят: "Мы стояли". То есть бойцы работали, всех гребли, в автозак 30 человек, туда привезли… Где ты был? "Я просто стоял, я просто сидел, я вышел с магазина, я вышел с собачкой погулять, я пришёл туда, туда. Все так говорят. Как определить.

— Вот я общался просто даже, ну как, со знакомыми, — говорит один из сотрудников. — Я на стороне, конечно, нашей власти, вот всё это… Я к чему говорю: что люди изначально… Почему, может быть, они стали эти баррикады делать… Потому что ещё вот, когда только закрыли эти границы…

Александр Сазонов: Стоп! Давай я тебя сразу перебью. Люди [с нажимом] не стали строить баррикады. Стали строить баррикады те лица, которые были проплачены и специально это делали! Белорус, вот вы посмотрите по этим всем акциям, они радостные, как на 1 Мая, бл***. С флажочками, бл***, с шариками, одеты, губки красненькие накрашены, в белых платьях… Это что, бл***? Вот эти, как говорили, наркоманы там и отбросы наши… Нет! Это те люди, которые, я знаю просто простых даже из своего дома милиционеров, которые вышли против насилия. Вот и всё. А на тех, которые ты… Посмотри, есть же видео, конкретное, где, бл***, сидят два таких бычка, бл***, к ним подбегают, говорят: слушай, вон, давай быстрее, чё сидите. Эти подскочили и пошли там, бл***, перед омоновцами танцевать. Это, это не простые люди! То есть вот это надо понимать. И баррикады строили не простые люди. Я про это имею сказать.
 

“Усиленный режим высокой опасности”
 

— Да, — отвечает сотрудник. — Просто понимаете, неправильно, я считаю, вот то, что было сделано, что начали пиз**** людей ещё до, до выборов.

Александр Сазонов: Я тоже с этим абсолютно…

— Вот когда Тихановского закрыли, вот когда стали просто там в "Бургер Кинге" этом там сразу в еб*** бить, вот это всё показывают, и люди просто это видят.

Александр Сазонов: Согласен абсолютно.

— Они понимают, что их будут бить.

Александр Сазонов: Согласен.

— Если бы, может, этого не было, то вот эти вот организаторы, может быть, и были бы, там было бы, ну там, тысяча человек.

Александр Сазонов: Согласен с вами аб-со-лютно. Но нужно учитывать то, что вот в этих вот бойнях, где в "бургер кингах" там и тому подобное, туда ж залетели те, которые были на баррикадах, зачинщики. Но попали под раздачу много кто, люди это видят. А других способов задержания просто нет. Это раз.

Во-вторых, поймите, кто их задерживает. С розыска так бы не били, да? С НОНа [наркоконтроля] так бы не били, у нас не дебилы. Ну, мы не умеем так бить. А ОМОН, он знает, как задерживать, правильно?

Вы ж всегда берёте ОМОН, когда на задержании, как они работают?

— Никак, — отвечает ещё один сотрудник. Он не умеет работать. Мы всю жизнь брали "Алмаз", вот они умеют работать. А ОМОН только подойти, въ*бать в спину с ноги и поржать — всё.

— Ну вот, как-то с "Альфой" задерживали, там реально вообще, — добавляет другой сотрудник. — Они реально заземлили и всё, нету никаких лишних ударов, ничего.

Александр Сазонов: Это раз. Второе: вы должны примерно понимать, что в этой операции, я операцией это назову, потому что, чтоб вы знали на сегодняшний день… До сегодняшнего дня и до сегодня ещё в республике действует повышенный, э-э-э, режим… Не, не повышенный режим, как называется… Усиленный режим высокой опасности массовых беспорядков. Он включён в Республике Беларусь полностью. Все согласно этого плана работают. А в этом плане как, включены милиция, ну, все наши силовые — раз, войска — два, плюс тут каждый день, чтобы вы знали, постоянно находятся силы специальных операций [ССО входит в структуру Минобороны]. Каждый день они здесь находятся, и они тоже принимают участие непосредственно в этих мероприятиях.

После 12-го числа [августа], как было сказано, когда перестали там всех бить и крушить, да… После 12-го числа, когда прекратили применять силу, перешли немного в другую тактику. Эти товарищи, почему там было и пару видео типа "белорусская власть взяла сама себе "титушек", или как они называются, в кроссовках, в масках и в гражданке". Там они начали выбрасывать фотографии.

С тех… Э-э-э, с 12-го числа начали работать в рядах вот этих всех зачинщиков так называемых. То есть эти сотрудники, профессионалы, профессионалы, бойцы, находятся в баррикадах там, вместе с ними, тоже, как говорится, под дурачка играют… Выявляют тех, кто там даёт команды "собираемся в цепь, строим вот это", и потом уже по станции, вот уже ОМОН задерживает целенаправленно их. И силы специальных операций. Именно их задерживают и их доставляют. Таким образом поступили. И с 12-го числа пошла команда насилия не принимать вообще.

Милиционера будут пиз****, пока не убьют, ну, убить нельзя, не допустить, но потом только применять силу — вот сейчас пошла такая установка.

— Я понял, — обращается к человеку с голосом Сазонова один из сотрудников. — А кого-нибудь пиз**** после 12-го числа?

Александр Сазонов:  Ты имеешь в виду со стороны митингующих? Милиционеров [били]? Никого. А знаешь почему? Потому что оппозиция решила показать, что мы мирная, мы добрая… Даже давай возьмём не оппозицию.

— Это не оппозиция, — парирует сотрудник. — Какая оппозиция? Это просто люди.

Александр Сазонов:  Мы мирно, мы добрые, мы ходим на парад… Посмотрите, наши люди за собой убирают, да?

— Да, всё красиво.

На протестах даже снимали обувь перед тем, как стать на скамейки / скриншот с видео tut.by

Александр Сазонов: Они друг другу помогают, воды привозят… Они все приветливые, радостные… Решили показать что? Что власть — это чёрное, это надо это показать. Они не говорят про баррикады, они не говорят, кто был на баррикадах. Посмотри, с их стороны про баррикады нет никакого упоминания.

— Товарищ полковник, секунду, — прерывает сотрудник. — Их больше. Их больше! Они — государство, их больше.

***

На этом аудиозапись обрывается, то есть узнать ответ человека с голосом Сазонова на эту реплику невозможно.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.