Вы здесь

Нефть растёт в цене — и это не очень хорошо для белорусской экономики

Рынок ожидает, что предложение нефти будет меньше спроса / Reuters

8 марта цена на нефть марки Brent поднялась выше $70 за баррель впервые с января 2020 года. К 11 марта она слегка отскочила — до $68,7. Но по сравнению с началом года рост всё равно заметный: год начинался с того, что на Лондонской бирже ICE Brent торговался по $51,6. 

Что подорожание нефти означает для белорусского бюджета и нефтепереработки? Разбираемся в вопросе.

 

Сырьё для белорусских НПЗ дорожает

Российский аналитик нефтегазового рынка Михаил Крутихин говорит, что цены на нефть выросли из-за ожиданий, что спрос будет выше, чем предложение. Для таких стран, как Беларусь, которые преимущественно импортируют нефть для переработки, а не добывают и экспортируют, это не радостная новость.

Для России это означает пополнение Фонда национального благосостояния. Нефтяным компаниям от такого повышения достаётся очень немного. Что касается белорусской экономики, за энергоносители придётся платить больше.

Российская казна будет пополняться быстрее / Reuters

Не спасает положение даже то, что цена на нефтепродукты тоже должна увеличиться.

Чтобы сделать продукты нефтепереработки, нужно получить сырую нефть. Если цена нефти будет расти, то доходы все равно будут меньше. Для Беларуси это, конечно, минус, — говорит Михаил Крутихин.

Старший аналитик “Альпари Евразия” Вадим Иосуб тоже считает, что для Беларуси хорошего в подорожании нефти мало. Впрочем, ситуация с экспортом нефтепродуктов непрозрачная. Беларусь торгует не напрямую, а через трейдеров.

Какие там договорённости, зафиксированы цены или нет, как они меняются — всё это непрозрачно. Скорее всего, при росте цен на нефть растут цены и на экспортируемые нефтепродукты.

Большая часть нефти, которую перерабатывают белорусские НПЗ, импортируется из России. Раньше вместе с ценой на “чёрное золото” росла экспортная пошлина, от уплаты которой Беларусь была освобождена. Это обстоятельство позволяло при росте цен на нефть сохранять рентабельность при экспорте продуктов нефтепереработки как минимум на прежнем уровне. Но в результате налогового манёвра в России экспортную пошлину заменяет налог на добычу полезных ископаемых. 

Мозырский НПЗ / mnpz.by

Ещё несколько лет назад белорусская нефтепереработка работала в основном на экспорт. Когда росли цены на нефть, росла рентабельность нефтепереработки с учётом именно экспорта. Сейчас наши НПЗ зарабатывают в основном на внутреннем рынке, и рост стоимости сырья для них является невыгодным, — продолжает Иосуб.

 

Российский рубль укрепится, а доллар — наоборот

Из косвенных эффектов: при росте цены на нефть российский рубль укрепляется к иностранным валютам. Но не пропорционально росту нефти. Этому препятствует российское бюджетное правило. Когда нефть дороже, Центробанк покупает больше валюты и не даёт рублю сильно укрепиться. Во-вторых, мешают разговоры о новых санкциях, которые могут коснуться российского госдолга.

Тем не менее для Беларуси это значит, что российский рубль немного вырастет по отношению к белорусскому, а доллар — снизится.

 

Есть и положительные моменты

Экономический обозреватель Татьяна Манёнок отмечает, что ковидный кризис понемногу ослабевает, поэтому растёт спрос на нефтепродукты на экспортных рынках. За ним растёт и цена.

Например, цена на моторное топливо на украинском рынке повышается чуть не на десять копеек еженедельно. С этой точки зрения белорусский бюджет выигрывает. Повышение спроса на топливо на сопредельных рынках, в частности на украинском, позволяет заключать долгосрочные контракты, которые учитывают эффекты налогового манёвра. Нужно полагать, что Беларусь на этом рынке больших потерь не понесёт.

Спрос на топливо на сопредельных рынках растёт / Reuters

Из-за налогового манёвра конкурировать с российскими нефтяными компаниями всё сложнее. Но белорусский бюджет с ростом цен всё равно немного выигрывает из-за дополнительных средств от тающих экспортных пошлин. 

Татьяна Манёнок отмечает, что белорусские нефтеперерабатывающие заводы в последнее время диверсифицировали экспорт нефтепродуктов. Особенно интересны для них сопредельные рынки — чтобы логистические издержки были меньше.

В прошлом году нефтеперерабатывающие заводы, даже невзирая на проблемы первого квартала с поставками российской нефти, завершили год с прибылью. Сейчас тоже можно ожидать, что заводы будут работать более эффективно, учитывая ещё и тот фактор, что они продолжают модернизацию. Это позволяет выпускать новую продукцию, более высокомаржинальную.

 

Смена портов экономически необоснованна

Татьяна Манёнок акцентирует внимание на том, что для белорусских НПЗ в приоритете продажи на сопредельных рынках, а не через порты. Тем более в ситуации, когда Беларусь выбирает и более далёкие российские порты вместо литовских и латвийских.

Понятно, что это политический проект. Желание наказать партнёров за позицию в отношении политической ситуации в Беларуси. Если бы это было выгодно, то белорусские нефтепродукты направлялись бы туда изначально. Большой вопрос, кто же заплатит за транспортное плечо. Оно ведь гораздо длиннее.

Впрочем, Татьяна Манёнок допускает, что российские партнёры могли пойти навстречу белорусским экспортёрам и предоставить разовые скидки. 

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.