Вы здесь

Льгот нет, есть уши: ликвидатор — о несправедливости, с которой столкнулся

Ликвидаторы последствий аварии на ЧАЭС около памятника в Речице / из личного архива Василия Гулая

26 апреля 67-летний Василий Гулай — экс-моторист цементировочного агрегата — традиционно придёт к памятнику ликвидаторам аварии на Чернобыльской АЭС в Речице. Вместе с коллегами по тампонажной конторе “Беларусьнефти”, которые спустя две недели после аварии приехали в Чернобыль укрепить взорвавшийся реактор цементом (чтобы он не ушёл под землю), он вспоминает 1986 год и товарищей, которых уже нет в живых.

На памятнике, где перечислены имена ликвидаторов и изображены вертолёт и пожарная машина, не хватает цементировочного агрегата, уверен Василий Максимович.

“Нас же там было не восемь, а восемьдесят! А так вроде и не было, — сокрушается ликвидатор. — А вообще собираемся, вспоминаем. Нас никогда не показывают в фильмах. Хотя в Беларуси только одна организация такая”.

Василий Гулай был в Чернобыле дважды — в мае и октябре 86-го. Второй раз задачей тампонажников было пробурить двухкилометровую скважину, в которую после мытья зданий сливался спецраствор.

“А потом мне доказывали, что всё, что я делал, не было связано с непосредственной ликвидацией последствий. Я четыре года отстаивал своё право на пенсию в 50 лет! Потом, как только разрешили приватизировать бесплатно квартиры, — сразу этим воспользовался”, — рассказывал Еврорадио Василий Гулай пять лет назад.

Встреча ликвидаторов в Речице в 2013 году. На таких агрегатах в 1986 году они работали около главного входа в ЧАЭС / из личного архива Василия Гулая

Льготы — бесплатные лекарства, путёвки в санатории, проезд в общественном транспорте — у ликвидаторов-неинвалидов Чернобыля забрали в 2007 году. В 2012-м их лишили статуса ликвидатора, приравняв к обычным потерпевшим от катастрофы на ЧАЭС. Оставили только возможность сходить без очереди к врачу (а как идти, если перед тобой сидит 90-летняя бабушка?) и “чернобыльскую” добавку к пенсии — 25 рублей. 

В 2010 году Василий Гулай и ещё 30 бывших тампонажников написали письмо Лукашенко с просьбой вернуть льготы. В 2020-2021 годах — ещё четыре письма с тем же требованием:

“Можно сказать, целая книга написана, но ни в какую сторону не двигается. Нас из 80 осталась четверть. Из 31 человека, которые в 2010 году писали Лукашенко, — треть. Сколько надо, чтобы нас не стало, чтобы нам вернули то, что он [Лукашенко. — Еврорадио] обещал, — он же обещал! Получается, что мы не имеем льгот, а имеем только уши — слушаем, как о нас заботятся, как нас вспоминают один раз в год. Всё”.

Отрывок одного из последних писем Лукашенко от ликвидаторов

Не получив ответов на письма, ликвидаторы решили повлиять на белорусского руководителя через его друга — Нурсултана Назарбаева. Мол, будет у них встреча, а Нурсултан и вспомнит о письме на 18 листов, куда приложены все обращения ликвидаторов и ответы на них.

“Как так — ни одна страна, даже капиталистическая, эти льготы не убрала. Не говоря уже о постсоветских странах. Те, кто ушёл из зоны влияния России, — и те не забрали. А мы вроде как живём согласно телевизору лучше всех и остались без льгот”, — возмущается Василий Гулай. 

По его мнению, вернуть льготы ликвидаторам аварии на ЧАЭС — справедливо. Но самое главное — нужно застраховать здоровье тех, кто ещё жив.

“Чтобы у человека был доступ к нормальным медикам и к нормальному оборудованию, а не фельдшер должен куда-то посылать... Не все умеют добиваться, — говорит Василий Максимович. — А у ликвидаторов должно быть право подлечиться. Ведь многие умерли только из-за того, что никто ими не занимался. Они не знали ни лекарств бесплатных, не знали, как выйти из этого положения. Понятно, часть умерло по другим причинам. А часть не надо было даже пускать туда. Нас перед отправкой должны были проверить медики. А мы просто сели и поехали, как на работу. А ведь работа была не обыкновенная. Когда мы туда приехали, нам дали йодистые таблетки, а там вокруг был йод. С тех пор как сорвалось давление — мне было тогда 32 года, — так я с этим давлением и борюсь, как могу”.

Встреча ликвидаторов в 2011 году. Из 14 тампонажников на фото восьми уже нет в живых / из личного архива Василия Гулая

Кроме написания писем и борьбы за возвращение ликвидаторам льгот, Василий Гулай “работает дедом”.

“У меня четверо внуков. Это бесплатная, убыточная работа. Но я лучше работы ещё не видел, — смеётся бывший тампонажник. — Внуки знают, что я ликвидатор. Я им и памятник показывал, и значок ликвидатора. Одно плохо, что нынешние дети видят вот такое отношение к ликвидаторам. Тогда из восьмидесяти ни один человек не убежал, никто не вильнул. И никто не думал о льготах — ехали и ехали. А сейчас, глядя, как Лукашенко относится к нам, если не дай бог что-то случится уже на нашей АЭС, подумают, а надо ли быть патриотом”.

Целесообразность запуска Белорусской АЭС экс-тампонажник комментировать не берётся — мол, пока сложно сказать, зачем и кому она нужна. А вот история с пандемией коронавируса ему что-то напоминает: 

“Эту панику я видел в 86 году один к одному. Точно так люди шарахались от пылинки. Тогда единственное можно было убежать со слабыми нервами. А сейчас куда бежать — везде эта зараза?! Надо оберегаться. Сказали надеть повязки, ну надень: поможет — не поможет, но не повредит”. 

Василий Гулай возлагает цветы к памятнику ликвидаторов аварии на ЧАЭС в Речице / из личного архива

По информации Василия Максимовича, на тридцатипятилетие со дня трагедии на ЧАЭС Лукашенко поедет в Брагин. Гулаю тоже предлагали туда съездить.

“Я отказался. Стоять там в задних рядах, где ты не можешь ничего сказать... А оно так и будет. Неинтересно. Хотя в каждом письме я прошу с ним встречи, — говорит тампонажник. — 26-го пойдём к памятнику, а там решим. Посидим-повспоминаем то ли в кафе, то ли на травке. Всё зависит от настроения, погоды и от того, кто будет”.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.