“Горжусь, что он не вырос подонком”: беседа с отцом адвоката Андрея Мочалова

“Расправляться с генофондом и будущим нации таким образом — это преступление”, — возмущается Владимир Мочалов, адвокат с более чем 30-летним профессиональным стажем.

16 июня стало известно, что его сына Андрея Мочалова — тоже адвоката, который защищал политических заключённых, — осудили на два года “химии”

Дело против него завели ещё в 2021 году, когда он пришёл защищать клиента в суд, где узнал, что его лишили лицензии. Судья сочла, что предъявленный ей адвокатом ордер — поддельный, и написала на него заявление.

В интервью Еврорадио отец Андрея называет приговор несправедливым и всё ещё надеется добиться правды.

Еврорадио: Давайте поговорим о случившемся, но сразу условимся: мы разговариваем с вами как с отцом, а не как с адвокатом. Ни один из наших вопросов не касается вашей профессиональной деятельности. 

Владимир Мочалов: Что тут скажешь... Всё ясно и понятно. Если страна так расправляется со своими гражданами, причём законопослушными, то с кем она останется потом? С этими “наркоманами”, с “беглыми”, которые тявкают за границей, а не с патриотами, которые не бегут как крысы с корабля. Остаются на Родине и защищают её — это не высокие слова, понимаете? 

Андрею уже давно говорили, чтобы уезжал. Он отвечал: “Нет, я не могу. Это моя Родина. Когда Родина в опасности, я не могу её бросить”. И за это человека судят? Это вообще нонсенс. С кем мы останемся? С кем останется Беларусь? Вопрос, конечно, риторический. 

Вы помните, кто в 1937 году убил маршала Михаила Тухачевского? И тоже под благовидным, вроде бы, предлогом… А что было потом? Как умылись мы кровью? Ведь каждый третий белорус погиб, это потом мы осознали, что произошла ошибка. То же самое и здесь: сейчас совершается ошибка. Мы поймём это, но потом будет поздно. Просто нами манипулируют и искусно играют кукловоды.   

Генрих Ягода, Александр Егоров, Климент Ворошилов, Михаил Тухачевский и Ян Гамарник, 1935 год / © ТАСС

Еврорадио: Кого вы называете кукловодами?

Владимир Мочалов: Не хочу называть. Говорю в целом и в общем: кукловоды сидят за границей.


Еврорадио: Как вы относились к тому, что Андрей вёл довольно громкие политические дела в такое опасное время? Он, конечно, многим помог и все ему очень благодарны, но…

Владимир Мочалов: Конечно, он всё правильно делал, потому что мы его так воспитывали: любить свою Родину и помогать слабым. Но это, оказывается, не нужно стране. Беларуси это не нужно. Я смотрю сейчас по сторонам и думаю: а стоило ли? Кто это оценит?

На свободе фигурант "дела о 0 промилле" журналистка Катерина Борисевич, которую защищал Андрей Мочалов / "Фейсбук"

Еврорадио: Может быть, люди, которым он помог?

Владимир Мочалов: Знаете, я пока этого не видел. Не чувствую поддержки. А вердикт — вот он. Вообще, тут важно отношение государства к происходящему.

 

Еврорадио: Вы разочарованы?

Владимир Мочалов: Конечно. Я патриот своей страны и так воспитывал сына. Я разочарован. Стоило ли? 

Может, надо пригибаться, как все, улыбаться, переобуваться вовремя и приспосабливаться? Может, правильно быть подхалимом? Я сейчас уже не знаю, чему верить. 

Конечно, разочарован. А другие люди просто смотрят… У нас в семье ещё двое детей. Вот что я им скажу? Как буду в глаза смотреть? Они же спросят потом, мол, папа, ты нас неправильно воспитывал. Что я должен ответить им? Конечно, это кошмар и страшно. 

Но я считаю, что этот приговор — ошибка, и кто-то этим умело пользуется. Всегда же можно разыграть какую-то карту: под видом расправы с неугодными можно придумать что угодно. Конечно, так не должно быть.

 

Еврорадио: Что будете делать и можно ли вообще что-то сделать?

Владимир Мочалов: Хм… Конечно, будем думать и надо обжаловать. И ещё я считаю, что в Беларуси должны знать, что творится. Такого не должно быть в нашей стране. 

Он не убийца, не наркоман, не педофил, понимаете? Давать такой срок! Даже педофилам иногда меньше дают, которые растлевают маленьких детей. Представляете? А по тяжести что страшнее? У вас есть маленький ребёнок? 

Вы только представьте, если к маленькому ребёнку вашему… ай, не хочется даже озвучивать…. а ему дают меньше. Штраф, например… А такому человеку, как Андрей — фактически лишение свободы…

Воспитательный процесс в автозаке, лето-2020 / Еврорадио

Еврорадио: Глядя на политические репрессии, которые происходят в Беларуси, многие знакомые советовали Андрею уехать. Андрей отвечал — нет: “Вот моя земля, мой дом, куда я уеду?” 

Владимир Мочалов: Когда Андрей был маленький, я читал ему, немного перефразировав, стихотворение Сергея Есенина:

 

Если крикнет рать святая:

"Кинь ты Беларусь, живи в раю!"

Я скажу: "Не надо рая,

Дайте родину мою".

 

Мы всегда с ним читали эти стихи. Я считаю, что так и должно быть. Вот это патриотизм истинный, а не такой наносной, когда сегодня одно, а завтра другое. Поменяется власть, и все перевёртыши поменяют своё мнение: побегут как крысы с тонущего корабля.  

 

Еврорадио: Вы общались в последнее время с Андреем? Как он жил? Какое у него было настроение?

Владимир Мочалов: Ну как… Жил, был счастлив, строил планы, верил в будущее и считал, что Беларусь — европейское цивилизованное государство, которое должно защищать. А получилось что? Приговорили, как там написано, “именем Республики Беларусь”. Это трудно осознавать.

А приговор имеет и воспитательную роль, правильно? Другие посмотрят и скажут: “А навошта нам эта патрэбна. Может быть, убежать в Польшу?” И оттуда будут писать, как хорошо в Польше, что вы там, белорусы, сидите, давайте сюда! Работу дают, детей — в садик. Бросайте всё!”

Нет… Но после такого приговора, может, действительно стоит задуматься? Как вы считаете?

 

Еврорадио: Многие задумываются, многие уезжают…

Владимир Мочалов: Так, может, эти кукловоды, о которых я говорю, и рассчитывают на наше белорусское сознание? Я же вам не случайно привёл пример с Тухачевским. Его ведь тоже расстреливали наши НКВДшники и считали, что делают правильно, что он — враг народа. 

Но после того как мы умылись кровушкой и потеряли каждого третьего белоруса, мы вдруг осознали, мол, ой правда, за что же мы его убили? Когда стали воевать, а некому — военачальников нет. Более 20 000 офицеров расстреляли перед войной. Кого-то — специально. 

Гитлер напал, а воевать-то и некому. Сейчас год исторической памяти, так давайте всё вспоминать. Не только когда расстреливали фашисты мирных жителей, а тех, кого расстреливали мы сами. Тухачевского давайте вспомним. Его не Гитлер расстрелял, не эсэсовцы и не Гестапо, а мы — правоохранительные доблестные органы. Просто нам его подвели так красиво… Дали ложные документы, что он агент Гитлера. 

То же самое и сейчас происходит. Нами кто-то управляет. Всем понятно, кто. Наша задача — не вестись на эту уловку.

 

Еврорадио: Последний вопрос: вы гордитесь вашим сыном?

Владимир Мочалов: Конечно, горжусь. Безусловно. Естественно. Я всех детей воспитывал в патриотическом духе. Я сам патриот и не собираюсь никуда уезжать. Я горжусь, что он не вырос подонком, не наркоман и не торчок какой-то. Мне за него не стыдно и моя совесть чиста.     

Адвокат Андрей Мочалов в программе "Неверагодныя"

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.