Тихановская: понимаю белорусов, которые перестали верить в мирный сценарий

Светлана Тихановская / t.me/tsikhanouskaya

Силовой сценарий допустим, но это не обязательно насилие и жертвы среди белорусов, говорит в интервью Еврорадио Светлана Тихановская. Также обсудили с ней критику работы Объединённого переходного кабинета, сопротивление российской армии в Беларуси и торг Лукашенко политзаключёнными.

Змицер Лукашук: Много разговоров о радикализации общества, что невозможно поменять режим без силового сценария. Каково ваше отношение и как политика, и как женщины к силовому сценарию? Каким он вам видится, какие формы кажутся допустимыми?

Светлана Тихановская: Я лично буду до последнего, пока это возможно, голосовать за мирный сценарий. Но я понимаю белорусов, которые перестали в это верить. Ведь трудно верить, когда ты идёшь с цветами, а в тебя стреляют. Поэтому радикализация общества существует, но всё равно мы должны понимать, что силовой сценарий не панацея. Всё равно нам нужны будут переговоры. На самом деле силовой сценарий — это не обязательно насилие. План "Перамога", который разрабатывает BYPOL, — это о параличе государственной и силовой системы. Чтобы можно было заблокировать страну до момента сообщения [от демсил. — Еврорадио].

И над этими сценариями у нас работают и Валерий Сахащик, и Александр Азаров. Они разрабатывают методы, которые не несут нам жертв, с наименьшими потерями со стороны белорусов.

З. Л.: Вам не видится вариант с партизанскими отрядами, поездами под откос, как во времена войны? Условно, белорусская освободительная армия заходит на территорию Беларуси, гражданская война.

С. Т.: Сценарии могут быть разными. Почему поезда под откос? Это значит, что наступает российская армия на территорию Беларуси. Конечно, наши партизаны будут работать, чтобы замедлить российские войска, если они захотят наступать на Украину [с территории Беларуси. — Еврорадио]. Но если мы говорим о внутреннем конфликте, если мы понимаем, что не будет российских войск, это совершенно разные события. Тогда можно будет, конечно, только заблокировать все системы, но наши партизаны будут работать всегда. И в первом варианте, и во втором.

Светлана Тихановская и Змитер Лукашук / Еврорадио

З. Л.: Вы отметаете вариант, что будет российская агрессия и оккупация Беларуси?

С. Т.: Нет, не отметаю, так как сейчас есть слухи, что снова готовится приезд российских войск на территорию Беларуси. Конечно, наши партизаны и простые белорусы, которые, как и в последний раз, будут присылать информацию [о действиях российских войск. — Еврорадио], будут необходимы. Но сколько будет этих людей, каким будет ответ Запада и Украины — это очень важные вещи.

З. Л.: Два месяца работает Объединённый переходный кабинет. Предсказуемо уже появилось недовольство. Мол, не видно работы, никаких результатов. Как вы оцениваете работу Кабинета? И поскольку большая часть Кабинета в Варшаве, может, время и Офису переехать в Варшаву?

С. Т.: Все представители [демсил. — Еврорадио] как делали свои дела, так и делают. Объединённый кабинет показывает, что мы работаем вместе. Мы каждый день на созвоне. Вот вчера мы встречались в Варшаве. Не может быть результатов после нескольких недель работы. Я уверена, что белорусы понимают, что Объединённый кабинет — это не волшебная палочка. Вот объединились — и что-то такое произошло. Это последовательная ежедневная работа, и каждый работает в своём направлении.  

З. Л.: Все же ждут, что Тихановская возьмёт и освободит всех политзаключённых, что Сахащик создаст армию за два месяца, что Азаров создаст все силовые структуры и ГУБОПиК будет убегать неизвестно куда.

С. Ц.: Ждут, а я говорю, что надо работать не только Сахащику, Азарову, которые как будто сделают всё за других. Критиковать — это всегда пожалуйста, а вот если бы чуть больше позитива. Сделал какое-то маленькое дело — пожалуйста, похвалите. Это так приятно человеку. Ведь если только критика, критика, то руки опускаются и кажется, может, на самом деле ты ничего не делаешь. Хотя ты с утра до вечера и встречаешься, и разговариваешь, и предлагаешь, работаешь над стратегией и тактикой. Но люди устали. Я тоже не хочу что-то говорить на людей. Люди хотели быстрых перемен. И я хотела. Но нужно быть более терпеливыми, но работоспособными.   

З. Л.: В заключение об амнистии. Как вы думаете, это просто на публику игра или попытка Лукашенко торговаться с Западом. Пойдёт ли Запад на такой торг?

С. Т.: У наших друзей, иностранных политиков очень чёткий посыл, что все политзаключённые должны быть освобождены. И эти игры, что освободили Груздиловича, Анжелику Борис, а на следующий день забрали ещё 15-20 человек, — это показатель того, что Лукашенко не готов к каким-то переговорам, и это значит, что давление недостаточно. Политическое, экономическое давление. Наша работа в том, чтобы мы это давление увеличивали.

Я почти что уверена, что за спинами белорусов никаких переговоров [режима с Западом. — Еврорадио] не будет. Это бы перечеркнуло всё то, что мы делали два года. Но я не вижу желания от наших зарубежных партнёров, чтобы разговаривать с Лукашенко, так как насилие продолжается, Лукашенко сейчас опять отдаст территорию Беларуси для российских войск. И мы должны продолжать то, что мы делали: давление, давление, давление. Это нужно белорусам, чтобы сохранять [протестную. — Еврорадио] энергию.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.