Потрёпанная белорусская армия и смута в России — судьба Каддафи для Лукашенко

Если придётся воевать, перспективы у Лукашенко станут совсем незавидные / коллаж Влада Рубанова, Еврорадио

Лукашенко понимает, что ввязаться в войну в Украине со своими солдатами смертельно для него. Однако желание Путина использовать белорусов может оказаться сильнее способности Лукашенко сидеть на нескольких стульях.  

Еврорадио узнало у экспертов, какова вероятность участия белорусской армии в войне против Украины, на что способны белорусские войска и сработает ли мобилизация Путина.
 

“Лукашенко может ждать судьба Каддафи или Хусейна”

Лукашэнка можа хадзіць па Мінску з аўтаматам і запускаць ракеты ва Украіну, калі яна не можа адказаць. А адкрыта ваяваць? / РИА Новости

Параллельно объявлению мобилизации в России Лукашенко тоже заговорил, что надо бы проверить, как там армия и территориальная оборона. Потом заявил, что никакой мобилизации не будет. Однако жизнь показывает, что слова Лукашенко нужно делить в лучшем случае надвое. Если мобилизация в Беларуси всё же будет, армия нашей страны большой роли в войне не сыграет, рассказывает Еврорадио военный эксперт Игаль Левин.

Но привлечь ВС Беларуси для полноценных боевых действий могут. Шансы повышаются, хотя они невысокие. ВС Беларуси не могут захватить Киев, ни даже окружить его, но какие-нибудь ограниченные задачи выполнить могут.

Рэжым Лукашэнкі ўжо дазваляў расіянам атакаваць Украіну з тэрыторыі Беларусі / Міністэрства абароны

Изменений на фронте в связи с мобилизацией не стоит ожидать в ближайшие месяцы, считает эксперт. Поскольку это сложный организационный процесс. Схожее мнение у журналиста-расследователя Христо Грозева.

Максимум, что можно сделать в ближайшие два-три месяца, — это чуть-чуть замедлить скорость контрнаступления Украины, потому что изменить баланс сил может только обученная специализированная армия, которая из этих людей не получится.

Возможно, если откроется новый фронт через четыре-пять месяцев, то мы увидим позитивный для России эффект, — говорит Грозев.

Такой потенциальный фронт — Беларусь. По мнению Грозева, живая сила вряд ли будет идти в Украину из Беларуси, как в начале войны.

Такое реально делать спецназом. Нового спецназа сейчас не появится. Новые пополнения знают, что будут выполнять роль пушечного мяса для прикрытия спецназа. Поэтому будет огромное дезертирство. И из-за рисков всего этого, думаю, Путин не решится на такую попытку сейчас.
 

300 тысяч — это много: чего ждать от мобилизации?

Тым, хто прыйшоў на антываенныя пратэсты ў Расіі, таксама ўручылі позвы / AP

300 тысяч человек — это действительно много, рассказывает Игаль Левин. Правда, скорее всего, это просто красивая цифра — один процент от всех россиян, пригодных по возрасту к мобилизации. К тому же не все 300 тысяч будут на поле боя, если их соберут. Часть будет заниматься логистикой, организацией, обеспечением. Идёт в бой обычно 30% от армии. Изменить ход войны это не поможет. Скорее, такой шаг — “предсмертная пена”, отмечает Игаль.

Сейчас задействовано не менее сотни тысяч [российских солдат. — Еврорадио]. Сложно посчитать, потому что есть наёмники, боевики из ОРДЛО и никто никакие отчёты не делает. Возможно, сто пятьдесят, может быть, двести тысяч.

Ещё триста тысяч не могут мобилизовать сразу. Это будут призывники осени 2021 года, которых должны были в октябре отпустить. Это примерно сто тысяч человек. Дальше будут, видимо, набирать тех, кто в запасе. Плюс те, у кого есть сирийский опыт, чеченский и так далее. Сколько их, тоже сказать сложно, — продолжает военный эксперт.

Собрать 300 тысяч человек — это только часть дела. Их нужно ещё и обеспечить, а с этим проблема.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.