Вы здесь

Почему Всебелорусское народное собрание получилось таким пророссийским

С многовекторностью внешней политики всё понятно

На Всебелорусском народном собрании постоянно всплывала тема отношений Беларуси и России. Александр Лукашенко “реанимировал” конституционную реформу, которая считается российским проектом и от которой, казалось, он уже отказался. И даже обозначил сроки: референдум по Конституции планируется в начале 2022 года. Министр иностранных дел Владимир Макей призвал замкнуть на России 50% белорусской внешней торговли. Ответственный за “диалог с оппозицией” Юрий Воскресенский предложил назвать площадь или проспект в Минске в честь России (в соцсетях сразу предложили переименовать площадь Независимости). А на экране над сценой (рядом с белорусским) на некоторое время появился российский флаг.

Кроме того, предостаточно было традиционной пророссийской риторики. “Основным экономическим партнёром и стратегическим союзником была и будет наша Россия”, “Это наш народ, с которым мы жили долгие века иногда спиной к спине, иногда плечом к плечу”, — вот это всё.

И всё это — на фоне вступительного слова, в котором Лукашенко постарался представить своих противников максимально антироссийскими. Мол, они хотели вывести Беларусь из интеграционных объединений, восстановить контроль на границе, ограничить вещание российских телеканалов, заменить РПЦ на автокефальную православную церковь, не допустить российские компании до приватизации, вынести с территории Беларуси российские военные объекты и (о ужас!) перевести воспитательную работу в армии исключительно на белорусский язык. В программе Светланы Тихановской такого и близко нет. Более того — сторонники “старой” оппозиции критиковали её за попытки вступить в диалог с Владимиром Путиным. Но, если верить Лукашенко, всего перечисленного выше не случилось только потому, что он удержал власть в своих руках.

Владимир Макей в своём выступлении подчеркнул, что Беларусь уже не может стремиться к нейтральности (“в современном глобализированном мире нейтралитета в его классическом понимании не существует”), но остаётся многовекторной страной. Правда, один вектор серьёзно перевешивает другие:

— Понятие многовекторности абсолютно не исключает преобладания какого-то вектора. У нас эти приоритеты выстраданы жизнью. Россия всегда была, есть и будет нашим стратегическим партнёром.

Владимир Макей

За несколько часов до начала ВНС издание “Коммерсантъ” опубликовало текст о предстоящей встрече Путина и Лукашенко в Сочи. Там, по информации газеты, руководитель Беларуси собирается поднять вопрос об очередном российском кредите — на этот раз в $3 млрд. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков эти слухи не подтвердил, но и не опроверг: мол, повестка мероприятия ещё формируется.

Может ли очевидный пророссийский вектор Всебелорусского народного собрания быть связан с желанием получить крупный кредит? Конечно, может. Впрочем, не обошлось и без лёгкой критики в сторону России. В частности, самое зацепившее соцсети высказывание Лукашенко — о том, что “мы здесь, в Беларуси, являясь оплотом нашего единого отечества, будем умирать за свою страну — и за Россию в том числе”, как раз связано с критикой российского подхода к интеграции с Беларусью. “Я не прошу ни бесплатного природного газа, нефти или бесплатных финансовых ресурсов. Нам надо одно — равные условия субъектов хозяйствования. И тогда…” — это традиционный момент в риторике Лукашенко, о который в последние годы всегда разбиваются попытки Кремля сблизиться и углубить.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.