Вы здесь

“Нам нельзя быть растерянными”. Алексиевич о тёмных временах и новой книге

 Светлана Алексиевич / "Радио Свобода"

“Сегодня важно осмыслить, что и почему с нами произошло и насколько белорусское общество готово противостоять происходящему”, — считает нобелевский лауреат, писательница Светлана Алексиевич

После презентации книги “Беларуская нацыянальная ідэя на маршы” в Берлине Светлана Александровна рассказала её автору Змитру Лукашуку, почему поиск национальной идеи в нашей стране не утрачивает своей актуальности даже (а может, особенно) в период войны в Украине.

Начнут ли на белорусских площадях жечь книги? На что способен и не способен Лукашенко? Как сохранить себя и чем помочь друг другу, когда “братья работают”, а сердце уже ранено осколками русских ракет?

Об этом, а также о том, как обстоят дела с работой над книгой писательницы по событиям 2020 года, читайте в интервью Еврорадио.

Светлана Алексиевич: Я думаю, что книга "Беларуская нацыянальная ідэя на маршы" вышла вовремя. Нам нужно подумать над тем, что нас ждёт и какие ресурсы есть у белорусской нации сегодня. Насколько сильно белорусы отчаиваются и насколько это отчаяние парализует? Самое страшное, что происходит, — это парализация мысли. 

Нужны новые смыслы и новые объяснения. Важно не просто повторять то, что мы привыкли слышать, а, вообще-то, услышать нашу элиту. Которая не только отзывается о конкретном моменте, а вообще более глубоко осмысливает происходящее и предлагает новые смыслы. Поэтому я считаю, что это очень современная книга, и я рада, что она с успехом презентуется.

Змитер Лукашук: Сегодня в Беларуси сложилась странная ситуация с литературой. Мало того, что первую книгу про белорусскую национальную идею признали экстремистской, такая же судьба у книги Альгерда Бахаревича “Сабакі Еўропы”. Книги художника-геральдиста Виктора Ляхора тоже экстремистские, их уже изымают из библиотек. Так сидишь и думаешь, что же происходит? Может, скоро белорусскую литературу начнут сжигать на площадях? 

Светлана Алексиевич: Недалеко до этого, конечно, но я думаю, что это попытка полностью дезориентировать людей. Попытка убрать именно те книги, которые могут заставить общество думать иначе, чем предлагает государство. И конечно, те книги, о которых вы говорите, в общем-то, такие: читая, народ начинает думать. А этого государству сегодня не нужно. Поэтому там и решили, что это вредные и ненужные книги. Удивляться нечему. 

Змитер Лукашук: Ну да, достаточно вспомнить, как вас не поздравили с получением Нобелевской премии. По идее, книги нобелевского лауреата должны были быть потом повсюду. Продолжу мысль тем, как власти не высказали никаких сочувствий по поводу смерти Станислава Шушкевича. Такое вот отношение…

Светлана Алексиевич: Это говорит о том, что скоро у нас история будет начинаться с периода Советского Союза. Другой истории не будет, её вычёркивают. Посмотрите, ликвидированы десятки организаций и союзов, в том числе ПЕН-центр. 

Это именно те структуры, которые могли влиять на духовную силу нации, на духовное становление народа, поскольку 20-й год стал для нас всех большой вспышкой. Мы увидели, что становимся нацией, и, конечно, это испугало государство. Во всяком случае, там почувствовали, что это всё чужое и ненужное, что это надо как можно скорее уничтожить. 

Вообще, страшно подумать, какое власти Беларуси хотят построить государство и на что оно будет опираться? На указы президента или на какого-то прислужника, который бегает вокруг него? Это что — вся наша история? Вся духовная жизнь нации? Я бы сказала, что сегодня у нас достаточно катастрофическое положение. 

Многое зависит от педагогов, насколько им удаётся и насколько у них хватает мужества всё-таки что-то рассказывать школьникам и студентам. Это сложно представить, что им удаётся.

Что удаётся писателям? Кто-то уехал. Но попробуйте сейчас издать книгу и ввезти её в Беларусь. Будут проблемы, в том числе у читателей, у которых она окажется. Никто из нас не думал, что мы будем жить в эпоху подполья, в эпоху войны. Оказалось, что всё это случилось и с нами тоже. 

Мне сейчас очень интересен опыт 30-х годов, я очень много читаю про это, в том числе письма. Размышляю о чувстве коллективной вины. Я думаю, что коллективная вина тоже существует, но как писательница я больше размышляю над личной ответственностью человека. Выбор есть у каждого из нас: мы можем его сделать или нет.

Змитер Лукашук: Расстрелы, ссылки, другие репрессии… Уничтожение интеллигенции. Как вы думаете, получится ли у Лукашенко совершить то же самое, что получилось у советских властей в 30-е? 

Светлана Алексиевич: Всё зависит от того, как будут развиваться события в Украине. Если Украина победит, будут совершенно другие процессы происходить, и у нас в том числе. В России тоже. Я думаю, что там народ не будет спать бесконечно, находиться как будто в неведении. Сегодня мне очень страшно слушать записи разговоров русских солдат с их родителями. Потому что если это русский народ, пропаганда действительно сделала своё дело. 

В Беларуси, по-моему, народ не такой. Лукашенко хочет сделать его таким, как в России, но у нас люди не хотят войны с Украиной. У нас люди хотят жить в своей стране, со своими понятиями и идеями. 

Правда, после репрессий 2020-го все немножко отчаялись. Я могу сказать, что не надо отчаиваться, надо просто спокойно растить в себе человека. Растить своих детей, объяснять, охранять. Это единственный выход. Так мы сохраним и государство.

Змитер Лукашук: Я замечаю, что белорусы начинают часто ругаться между собой. Это касается даже тех, кто придерживается одной и той же политической позиции и ждёт перемен. Можно ли с этим справиться?

Светлана Алексиевич: “Разделяй и властвуй” — известный принцип любого тоталитарного государства. Про это надо помнить и понимать, что у нас одна цель — независимая Беларусь. Нам нечего делить, поэтому нечего ссориться, обвинять в чём-то друг друга. Наоборот, нам нужно больше собирать сил в себе, в обществе, в каких-то маленьких его ячейках. 

Это поможет нам противостоять — не только выйти на баррикады сегодня, а ещё и накопить чувства противостояния, которые сработают, может, через год, а может, через пять лет. А его необходимо накапливать. В дрязгах, обидах мы только делаем себя слабее. Это ошибка. Ещё раз: у нас одна цель и нам нечего делить. 

Змитер Лукашук: Вы пишете книгу по итогам 2020 года. Насколько трудно над ней работать с точки зрения эмоций? 

Светлана Алексиевич: Очень сложно, ведь я пишу книгу не только о катастрофах и страданиях. Я пытаюсь предложить какие-то духовные ответы на возникающие в обществе вопросы. Я собираю духовные знания и силы. Сегодня это сделать сложнее, поскольку я не могу сказать, что поражение, но что-то близкое этому немножко парализует нас. 

Нам надо с этим обязательно справиться. И об этом надо думать. Поэтому мне как автору надо предложить то, что и вы пытались сделать в своей книге, — новые догадки, знания, осмысления происходящего. Такие книги не пишутся быстро. В поисках нового взгляда на жизнь можно потратить до десяти лет. 

Сегодня мы оказались в совершенно новых обстоятельствах. Человек растерян. А нам нельзя быть растерянными. У нас слишком мало времени, чтобы мы могли себе позволить быть всё время в отчаянии. Нельзя. Мы должны думать о том, что мы очень многое сделали тогда, в 2020-м. Это был мощный прорыв. И вот эту энергию и потенциал надо не терять, а держать в душе и понимать, что это очень важно.  

Змитер Лукашук: Надеемся, что ваша книга выйдет не через десять лет, а раньше.

Светлана Алексиевич: Я пробую.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.