Вы здесь

Акционист Алексей Кузьмич: уехав из Беларуси, я потерял своего врага

Художник-акционист Алексей Кузьмич

Август 2020 года у Алексея Кузьмича пролетел стремительно. В день выборов — акция “Филистерский мир политических животных”: художник нарисовал на избирательном бюллетене фаллический символ, прикрепил себе на грудь и сбросил с себя всё, кроме набедренной повязки. Днём он провёл этот перформанс на избирательном участке, вечером — перед строем силовиков со щитами и огнестрелом в руках.

На следующий день его забрали в милицию, потом — в изолятор. Следующие несколько дней Кузьмич прожил у друзей, потом узнал о вызове в Следственный комитет. Переполненное событиями лето окончилось в Киеве, куда художник уехал 1 сентября.

За прошедшие месяцы Кузьмич побывал в Варшаве, Париже, Берлине. И всюду ему не хватало одного — врага.

Турист, а не художник

Еврорадио: После акции 9 августа были какие-то проекты?

Алексей Кузьмич: Сейчас как художник я выпал из контекста. Я себя идентифицирую, скорее, как турист. Пока что совершенно не вижу, чем заняться как художнику. Ничего меня особо не цепляет, не трогает. Другая ситуация была в Беларуси, где я видел массу проблематики, с которой можно работать.

Здесь я потерял своего врага. Возможно, найду что-то новое, но на данный момент у меня нет желания творить. Я ведь не ставлю холст на мольберт. Я работаю с контекстом. А из контекста я выпал.

Контркультура — часть современного искусства, но я себя противопоставляю художественному сообществу. И потому мне крайне важно понимать, анализировать и глубоко исследовать ту тематику, которой я занимаюсь. Поэтому я делаю две-три акции в год. Но делаю так, чтобы они били в самое сердце зверя, с которым я сражаюсь.

Алексей Кузьмич на участке для голосования

Еврорадио: В Киеве ведь тоже можно найти темы для акций.

Алексей Кузьмич: Для меня архиважна среда, в которой я нахожусь, важно понимать происходящие процессы. Я пожил в Киеве, и ко мне не пришло никаких мыслей. Ничего не могу с этим сделать.

Меня часто зовут поучаствовать в фестивалях: "Алексей, давайте перформанс сделаем". Я говорю: я не перформер, я этим не занимаюсь. Я — акционист. Отвечают: "А, ну так давайте тогда акцию". То есть хотят использовать как гастролёра, как клоуна — в плохом смысле этого слова.
 

Думал эмигрировать в вечер акции

Еврорадио: Почему не можете вернуться в Беларусь?

Алексей Кузьмич:  Когда пересеку границу, скорее всего, окажусь в заключении.

Еврорадио: Когда шли на акцию на избирательный участок, уже понимали, что придётся уехать? Отъезд был спланирован?

Алексей Кузьмич: Совершенно не спланирован. Во время подготовки к акции я понимал, что ответ власти может быть довольно-таки жёстким. Одно время думал эмигрировать в вечер акции: у меня бы получилось, ведь два раза за день получилось уйти без задержания.

Алексей Кузьмич уходит с участка для голосования, избежав задержания

Но потом я подумал, что это не слишком честно с моей стороны. Для меня важно прямо противостоять, а не прятаться за стеночкой. До последнего я не хотел эмигрировать — даже когда вышел из изолятора на Окрестина.

Какое-то время дома не появлялся, жил у друзей. На адрес, где живут родители, приходили из милиции, хотя я сам по тому адресу не прописан и не проживаю там уже лет пятнадцать. В какой-то момент я понял, что придётся покинуть страну.

Многие люди захотели помочь

Еврорадио: Как складывается жизнь в эмиграции?

Алексей Кузьмич: Конечно, это непросто, в первую очередь с моральной точки зрения. Мне грех жаловаться, у меня всё хорошо: есть друзья, знакомые, я достаточно медийный. Нашлось много людей, которые захотели мне помочь, за что я им очень благодарен.

Но я общался с некоторыми людьми, от которых отвернулись и адвокаты, и фонды солидарности. Речь о людях, которые вступали в прямое противостояние с бандитской группировкой, именуемой властью. Они, возможно, переходили черту мирного протеста, хоть не скажу, что совершали какие-то очень радикальные вещи. От них отворачиваются, их игнорят.

Еврорадио: В Киеве вы успели выступить с лекцией о белорусском акционизме. Аудиторию больше интересовало искусство или политика?

Алексей Кузьмич: Тема лекции была про искусство, там мы разговаривали сугубо о нём. Но я много общался с местными СМИ, особенно в первое время. Их крайне интересует ситуация в Беларуси, и их больше интересует политика, чем искусство.

Когда я приехал в Киев, сфотографировался на фоне белорусского флага — настоящего флага. После этого на меня напали украинские журналисты. Только после нескольких интервью удалось попасть к друзьям.

Лекция об акционизме в Киеве

Белорусы не уезжают далеко

Еврорадио: Пожив в Киеве, что скажете — "хотите как в Украине"?

Алексей Кузьмич: Мне достаточно комфортно в Украине. Здесь больше мест, куда можно пойти, больше тусовок, общения. Первые пару недель я только общался с людьми, развлекался, а домой приходил под утро. Потом понял, что растворяюсь в тусовках, что нужно их ограничивать.

Киев намного более европейский город, чем Минск. Нет тюремной атмосферы, нет чувства, что тебя могут забрать.

Когда приехал, первым делом пошёл гулять по городу. Наткнулся сразу на три различных митинга, немножко офигел — у нас до этого лета проходило считанное количество митингов в год, а у них — три митинга в день. Это считается нормальным, их никто там не гоняет, не бьёт. Такая своего рода управляемая анархия в стране.

Еврорадио: С белорусами в эмиграции общаетесь?

Алексей Кузьмич: В основном в Украине я общался с украинцами, но несколько раз и с белорусами пересекался. У половины — "Некста" в смартфонах. Все скучают по стране, все хотят вернуться. И никто не уезжает далеко — такая странная тенденция.

Я месяц посидел в Украине и понял, что нужно ехать дальше, хоть планировал, что уже через пару недель эмиграции вернусь в Беларусь. А большинство ребят не едут дальше, сидят поближе к границе. Ждут момента, когда можно будет вернуться.

Чтобы следить за важными новостями, подпишитесь на канал Еврорадио в Telegram.

Мы каждый день публикуем видео о жизни в Беларуси на Youtube-канале. Подписаться можно тут.